-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Деловой_Константин

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 03.03.2013
Записей:
Комментариев:
Написано: 10458


Рожер де Флор и тысяча каталонских головорезов

Воскресенье, 12 Ноября 2017 г. 20:29 + в цитатник

Альмогавары – это вооруженная короткими копьями и тесаками пехота из Каталонии и Арагона, которая наводила шорох в южной Европе в эпоху высокого средневековья. Эти довольно кровожадные и беспринципные ребята вначале плотно занимались реконкистой, освобождая от арабов восточное побережье Пиренейского полуострова, а затем нанимались к тому, кто лучше платил. Впрочем, памятуя о национальной идентичности, главным работодателями были все-таки короли Арагона, которые в конце XIII – XIV веках вели в Средиземноморье активную внешнюю политику. Вначале они подчинили себе Балеарские острова, потом пришел черед Сицилии, где в конце XIII века правили франки (французы) и их короли из Анжуйской династии. В 1282 году при непосредственном участии Арагона в Палермо, а затем и других городах Сицилии было организована т.н. Сицилийская вечерня – мощное восстание, которое буквально смело с острова французов, и на престоле в Палермо утвердились люди из Арагона. Разумеется, при помощи безжалостных и суровых альмогаваров, которые когда шли в бой, всегда кричали: «Проснись, железо»! 

Когда война с анжуйцами завершилась, альмогавары и прочие каталонские и арагонские наемники остались без дела, что их очень раздражало. И тогда поступил важный сигнал с востока – от византийского императора Андроника II Палеолога, который еле-еле сдерживал натиск турок, среди которых наиболее усердствовал некто Осман, родоначальник Османской династии. Потеряв практически все владения в Малой Азии, Андроник решился пригласить на помощь каталонцев и их харизматичного предводителя Рожера де Флора. Де Флор согласился. Так началась история Каталонской компании, или Каталонской компании Востока, или Великой Каталонской компании. 

Сам Рожер де Флор был не каталонцем и даже не испанцем. Он родился в итальянском Бриндизии, но при этом был немцем, сыном егермейстера императора Священной Римской империи Фридриха II Гогенштауфена, и звали его Рихард фон дер Блюм. В малолетнем возрасте Рихард вступил в орден Храма и принял новое имя – Рожер де Флор (и Блюм, и Флор означают одно и то же – цветок). Потом молодой тамплиер был пойман братьями на рэкете при трагически окончившейся для крестоносцев осаде Акры (1291 год), за что был с позором изгнан из ордена, однако долго без дела не сидел: переехал в Геную, купил корабль и начал промышлять пиратством. Вскоре Рожера заметил сицилийский король Федериго II из Арагонского дома и нанял для войны с анжуйцами. Де Флор довольно успешно сражался в Италии, но в 1302 году счастье закончилось: дома Арагона и Анжу помирились. Рожер остался без дела и заскучал. И тут прилетели вести из Византии, где василевса Андроника окончательно доконали турки. Де Флор отправил в Константинополь посланников, предложил услуги себя и своей многотысячной каталонской банды, но при этом выдвинул императору несколько условий. «Во-первых, выдаешь за меня свою племянницу Марию, - написал он василевсу. - Во-вторых, назначаешь меня мегадукой (иначе говоря, командующим флотом – Авт.), в-третьих, даешь мне и моим головорезам столько золота, сколько нужно, а точнее, платишь по двойному тарифу». Это был, конечно, полный кошмар, но Андроник согласился: турки к тому времени угрожали уже самому Константинополю.

В 1303 году каталонская флотилия с Рожером де Флором и его наемниками (а также членами их семей, включая даже любовниц) прибыла в Константинополь. Всего, как сообщает участник похода и автор популярной хроники каталонец Рамон Мунтанер, прибыло 1,5 тысячи рыцарей и конных, а также 4 тысячи пехотинцев - альмогаваров. Едва расположившись в городских кварталах, каталонцы устроили разборки с генуэзцами, которых тогда было много в древнем Византии и которые чувствовали себя там, как дома, имея большие торговые привилегии. Им приезд каталонцев не понравился, они видели в них опасных конкурентов, вот и сцепились. Каталонцы, разумеется, оказались сильнее: перерезали большое число итальянцев и едва не разгромили генуэзский квартал Галату. Андронику с большим трудом удалось утихомирить южных парней. Когда это все-таки получилось, широко отметили свадьбу Рожера де Флора и прекрасной Марии (доподлинно неизвестно, но мне почему-то кажется, что она была прекрасной), а потом, едва протрезвевших каталонцев византийцы переправили через Босфор в Малую Азию – биться с турками. 

Каталонцы скинули с себя остатки свадебного похмелья, гаркнули свое традиционное «Проснись, железо»! и принялись кромсать неверных. Вначале отогнали 4-тысячную турецкую орду от побережья, не пожалев при этом ни женщин, ни детей. Потом сняли осаду с города Филадельфии (на залитом кровью поле боя осталось около 18 тысяч турок), затем одержали еще несколько побед, практически очистив плодородную долину Меандра, где турки в начале XIV века чувствовали себя очень вольготно. 

«С наступлением же весны (1305 года), каталонцы отправились на неприятелей (турок - Авт.), осаждавших Филадельфию. Жители Филадельфии в это время боролись с двумя бедствиями: вне с неприятелями, уже давно державшими их в осаде, а внутри с неприятелем более жестоким — с недостатком во всем необходимом и с голодом. Но они доблестно и мужественно отстояли себя, при помощи вышней Десницы, содействовавшей им, ради великих добродетелей иерарха этого города, божественного мужа, Феолипта. Неприятели, увидев стройное движение латинян (кааталонцев - Авт.), блеск их вооружения и неудержимую силу нападения, были поражены страхом и бросились бежать. И бежали не только дальше от города, но почти за древние римские границы. Это войско было устроено так хорошо, так отличалось вооружением, военною опытностью и многочисленностью (наряду с латинянами там воевали не только отборные воины из римлян, но и аланское войско, сколько его было) и привело неприятелей в такой ужас, что многие говорили тогда: если б приказ царя, внушенный каким-то опасением, не помешал войску идти дальше, то в короткое время без труда были бы возвращены царю все римские города и области, очищенные от неприятеля». 
Никифор Григора, «Римская история, начинающаяся по взятия Константинополя латинянами» 


Рожеру де Флору нравилось происходящее, и он стал думать о большом походе дальше на восток (и как считают историки, у него бы получилось – турки трепетали от одного только слова «каталонец»), а также о собственном княжестве в Малой Азии. Пусть даже и в вассальной зависимости от василевса Андроника, но все-таки свое. Ему, черт возьми, надоело скитаться по свету, ему с молодой женой нужен был свой угол. Но византийский император считал иначе. Он как будто прочел мысли де Флора и спешно отозвал его и его каталонскую компанию обратно в Европу, якобы для борьбы с поднявшими голову и угрожавшими империи болгарами. Де Флор приехал, расположился лагерем на полуострове Галлиполи, а потом начал требовать больше денег и титул кесаря (второй по значению после императора). Андроник вынужден был принять и это условия, тем более что вскоре, точнее, в начале 1305 года к каталонцам подошло подкрепление – эскадра из девяти кораблей под командованием крайне гордого и честолюбивого каталонского дворянина Беренгария д'Эстенцы. Его Андроник не приглашал, но вынужден был принять, пообещав большие деньги за работу, а также титул мегадуки, который освободился после того, как де Флор стал кесарем. 

Болгары, узнав, что вскоре будут иметь дело с каталонцами, скоропалительно отступили, и Рожер де Флор с Беренгарием начали готовиться к новому походу против турок. Но тут случилось непоправимое. Сын Андроника и соправитель Михаил IX, видимо завидуя де Флору, точнее его победам над турками (сам он в 1302 году потерпел позорное поражение от турок под Магнезией), заманил Рожера в Адрианополь, так сказать, отдохнуть, развеяться и немного попировать, и когда каталонцы уже порядком набрались вином и совершенно расслабились, в шатре появились наемные убийцы из числа алан. Горячие кавказские ребята всех перерезали, включая, разумеется, Рожера де Флора. Есть также версия, что де Флора убил лично предводитель алан, отмстив тем самым за смерть своего сына, которого каталонцы обезглавили за пару лет до этого. 

Таким образом доблестная Каталонская компания осталась без вожака, хотя на этом история похождений наемников не заканчивается. Альмогавары и прочие, узнав, что случилось с их предводителем, разъярились не на шутку, выбрали себе в начальники д'Эстенцу и стали громить и грабить все вокруг. Насиловать женщин и убивать детей, приговаривая: «Проснись, железо! Это вам за вождя нашего Рожера де Флора». 

«Это коварное злодеяние (убийство де Флора – Авт.) повлекло за собой ужасное возмездие; преступление правителя ни в чем не повинный народ империи искупал долгие годы невыразимыми страданиями. Каталонцы, полные ярости, начали войну из мести против вероломной Византии, и никогда еще не творилось более ужасной кровавой мести. Беренгар д'Энтенца был теперь главнокомандующим над наемниками в Галлиполи. Опытный в военном деле испанский дворянин считал себя с этих пор их самостоятельным высшим начальником, он именовал себя: Божьею милостью великий адмирал романской империи и повелитель Анатолии и всех островов, принадлежащих империи. С этого времени войско Рожера де Флора обратилось в вольную странствующую военную республику, «счастливое войско франков в Романии», как они себя называли. Оно напоминало смешанные военные отряды Одоакра, которые некогда завоевали Италию, и норманнов XI века, которые из наемников Византийской империи превратились в повелителей Апулии и Сицилии». 
Фердинанд Грегоровиус, «История города Афин в Средние века». 


Андроник попытался было утихомирить наемников, но куда там! Его сын Михаил попробовал штурмом овладеть укрепленным каталонским лагерем на Галлиполи, но был разбит и сам лишь чудом спасся. Каталонцы и примкнувший к ним отряд турок двинулись в разудалый поход по Балканам, захватывая и грабя небольшие населенные пункты. Пограбив Фракию, отправились в Македонию, где попытались захватить второй по величине город Византии – Фессалонику. Но неудачно: каталонцы умели сражаться в поле, но терялись, когда нужно было штурмовать города. Здесь же в результате внутренних разборок Беренгарий д'Эстенца получил ножом в горло от другого Беренгария - Рокафорте. Его каталонцы и выбрали новым лидером, и он так же, как и предшественники плохо кончил. Но – немногим позже.

Проблуждав несколько лет, каталонцы в итоге оказались в Греции, где в то время было несколько небольших государств, управляемых франками и контролируемых Анжуйским домом. Каталонцев это не смутило, и они предложили свои услуги герцогу Афин Готье де Бриенну. Альмогавары и их партнеры снова хорошо сражались, захватили для афинского герцога Фессалию, а потом – вот ведь удивительно! - начали требовать денег за выполненную работу. Герцог Готье был немного скуп и платить не захотел: приказал каталонцам отправляться оттуда, откуда пришли. А каталонцы уже не помнили, откуда они пришли, и вообще им очень понравилось в Греции (Афинское герцогство было тогда скромным по размерам, но довольно процветающим государством). Словом, они решили мечом захватить себе новую родину. Готье де Бриенн только рассмеялся, узнав о таком желании своих бывших наемников. Что толпа грязных альмогаваров может сделать цвету французского рыцарства? Он кинул клич своим ленникам в Греции, призвал стекаться под его знамена, чтобы положить конец Каталонской компании. И все, или почти все ленники откликнулись: в армии герцога Готье одних только рыцарей было под тысячу, включая 200 так называемых «золотых шпор» - дворян высокого происхождения. Собравшись в древних Фивах, блестящее рыцарское войско двинулось в поход против каталонцев. Битва состоялась в древней Беотии у реки Кефисс, где когда-то в незапамятные времена римский полководец Сулла разгромил понтийского царя Митридата. Место здесь было болотистое, и каталонцы умело воспользовались географией: тяжелая французская конница завязла в трясине и чуть ли не в полном составе была расстреляна из луков и арбалетов. Хроники нам сообщают, что погибли почти все, включая Готье де Бриенна, которого вначале сразили стрелой, потом обезглавили, затем голову насадили на копье и долго, глумясь, носили ее по военному лагерю. 

«С наступлением весны, каталонцы, перешедши Кефисс, расположились лагерем возле Беотии, неподалеку от реки в ожидании сразиться там с неприятелем. Каталонцев конных было 5500 человек, а пеших 4000; к ним были причислены и многие из пленников, умевших стрелять. Узнав, что неприятели явятся еще не вдруг, они вспахали всю землю, где должно было произойти сражение. Потом они выкопали рвы и посредством канав, проведенных от реки, смочили водой все поле так сильно, что оно сделалось настоящим болотом, после чего коннице нельзя уже было свободно двигаться по этому месту, потому что ноги лошадей должны были вязнуть в грязи. В половине весны прибыл и правитель страны (Готье де Бриенн – Авт.) с многочисленным войском, составленным из фивян, афинян и платейцев; тут были также отборные воины из локрян, фокеян и мегарян. Конных было 6400, пеших больше 8000. Но предводитель их чересчур высоко думал о себе и слишком многого хотел. Он надеялся не только тотчас истребить каталонцев, но и покорить еще все лежащие впереди области и города до самой Византии. Между тем вышло совершенно наоборот. Так как он успех дела основывал на собственных силах, а не на божественном содействии, то скоро сделался посмешищем для неприятелей. Увидев поле, покрытое густою зеленью и не подозревая ничего, он с криком и ободрениями устремился со всеми находившимися при нем всадниками на неприятелей, которые неподвижно стояли на краю поляны, ожидая его нападения. Но не успели они еще достигнуть средины поля, как лошади начали вязнуть в размокшей земле, как будто сдержанные какими крепкими путами, мешавшими им твердо ступать, и одни вместе со всадниками топтались в грязи, другие, сбросив седоков, неслись по полю, куда попало, а третьи, увязив ноги, как статуи, стояли на одном месте, держа на себе седоков. Каталонцы, ободрившись этим, окружили их и стрельбой во всех видах перебили решительно всех. Потом тотчас двинулись оттуда и преследовали убежавших до самых Фив и Афин». 
Никифор Григора, «Римская история, начинающаяся по взятия Константинополя латинянами» 


Вскоре после этой блестящей победы над франками, каталонцы захватили Фивы, а затем и Афины и осуществили тем самым свою мечту – обрели новую родину. Пришельцы с Пиренеев стали полноценно править в городе Фидия и Перикла, пользуясь при этом поддержкой королей Арагона, для которых это каталонское владычество в Греции стало эдаким «гибридным» ответом извечным противникам из дома Анжу. Власть каталонцев в Афинах держалась 77 лет – в 1387 году их выгнал оттуда тиран Коринфа из рода флорентийских банкиров по имени Нерио Аччайолли. 

Рамон Мунтанер, хронист Каталонской компании, в своей работе всячески подчеркивает доблесть пиренейских наемников. Но есть и другое мнение. В начале прошлого века, спустя шесть столетий после каталонских походов, в Греции была жива о них память. И память не самая лестная. Например, на Пелопоннесе, если хотели унизить и оскорбить женщину, ей говорили: 

- Несчастная, ты похожа на каталонку!

ТАИНСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ МАТЫ ХАРИ - очень интересно

Рубрики:  Люди
Метки:  
Понравилось: 4 пользователям



Igoo_Sokol   обратиться по имени Понедельник, 13 Ноября 2017 г. 02:56 (ссылка)
да... ты прав. Война --- дело заразное.
...интересно, кто тот умник на Сицилии, кто сосватал Рожеру Византию?))) --- умный ход)
Ответить С цитатой В цитатник
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку